Еще раз о практике действия

Еще раз о практике действияВ этой статье мы рассмотрим один из важнейших аспектов отречения – практику диссоциации нашего «я» с результатами нашей деятельности. Эта практика, возможно, не является практикой начальной ступени, хотя рекомендовать ее можно всем, кто понимает ее смысл и необходимость. Ее выполнение приучает человека быть активным членом общества, но при этом не погружаться в мир страстей, а наоборот, постепенно выходить из самсарных взаимодействий и связей.

Эта практика предшествует или, по крайней мере, сопутствует освоению медитации. Медитация, выполняемая без этой практики, будет проходить в поверхностных слоях человеческого существа. В лучшем случае, она будет давать расслабление, а в худшем – приведет практикующего к большим заблуждениям относительно уровня его духовных достижений.

Для продвижения в этой практике следует приучать себя делать все дела без привязки к результатам. Это кажется невозможным в современном мире, где мерилом проделанной работы является достигнутый результат. Однако иначе обстоят дела для практикующего человека.

Так если в практике мы ставим цель и потом ее достигаем в том виде, в котором мы себе эту цель представляли, то такая практика будет ложной. Целью подлинной практики всегда является очищение (изменение) того или иного аспекта нашего «я». Но из заблудшего состояния человек принципиально не может знать свои более чистые состояния, поэтому как он может их ставить в качестве цели?

Разумеется, под практикой мы подразумеваем только то, что ведет к реализации человека. Мы не рассматриваем многочисленные способы эзотерической экзальтации, эйфорические восторги о единстве сущего несущего или «воинские» самовыражения духовной гордыни – это все не практика, хотя формальные сходства имеются.

В качестве пояснения рассмотрим пример остановки внутреннего диалога. Обычно мы имеем примерно такое представление об этом: «Вот внутренний дятел непрестанно долбит мой мозг. А состояние остановленного внутреннего диалога – это когда я буду просто сидеть и смотреть по сторонам, но в моей голове не будет мыслей. Надо добиваться такого состояния».

Увы, такое представление является заблуждением. И ошибка кроется в нашем понимании слова «я», которое будет «сидеть и смотреть по сторонам». Дело в том, что сидеть и смотреть по сторонам будет уже не то «я», что сейчас ставит себе целью остановку внутреннего диалога. Наши самоощущения и наше самоопределение будут другими. То есть состояние остановленного внутреннего диалога – это не просто сегодняшнее ваше «я» минус мысли. Это другое «я», в котором нет и никогда не было «вечного дятла».

Задача состоит не в том, чтобы в существующем «я» убрались мысли, это невозможно, а в том, чтобы мы переместили свое сознание в другую точку, свободную от мыслей и воспринимали все (и себя, и мир) из состоянии этого «я».

Не отсутствие «дятла» делает наше «я» другим. Наоборот, перемещение нашего «я» влечет за собой отдаление нас от внутреннего диалога. Именно отдаление, поскольку наши мысли при этом будут проплывать в голове. Разница состоит в том, что нас самих в голове станет меньше, а потому мысли уже не будут пронизывать нас насквозь и долбить наше сознание – мы выйдем из их потока и будем наблюдать за ними как сторонние наблюдатели. Это состояние можно углублять. Территории нашего внутреннего пространства огромны по сравнению с тем объемом сознания, которым мы обладаем вначале практики. Отдаляясь от области мыслей мы будем останавливать внутренний диалог в своем сознании. Одновременно, мы сможем воспринимать некоторые новые грани окружающего мира. Начнем с ним взаимодействовать более тонким образом. Мы обнаружим, что восприятие мира прежним способом значительно огрубляло и урезало спектр взаимодействий.

Осваивать медитацию нужно поэтапно и с помощью смежных практик (практика действия, постанализ событий, практика прощения, практика улыбки и пр.). Кто-то спросит, а как же буддисты, которые высоко в горных пещерах занимаются одной только медитацией (без смежных практик) и достигают всего-всего? Ответ прост: "буддисты в горах" – кто это? Если Вы собираетесь стать «буддистом в горах», то безусловно Вам придется полностью принять их образ жизни. Однако я не знаю никого, кто бы планировал такой акт. А рассуждения о том, что могут достигнуть абстрактные «буддисты в горах» – пусты. Эта заметка написана для тех, кто живет и практикует в социальной среде. А в социальной среде нет «буддистов в горах». К тому же сам этот образ идеалистический, фантазийный. В любом монастыре (даже в горах) образуется свой социум – своя мини-самсара. Она неизбежно возникает везде, где есть гордыня и самость. Это непременный закон.

Медитация – это захватывающее путешествие по невероятным волшебным местам нашего внутреннего пространства.

Однако в начале практики в нашем мире нет другого варианта, кроме как представить свою медитацию в виде сегодняшнего «я», которое сидит в отупении безмыслия. Разве мы можем представить себе другое наше «я», не испытав опыт его трансформации?

Многие опасаются, что когда они остановят внутренний диалог, то не смогут работать программистами или финансовыми контроллерами. Они не смогут думать, станут тупыми, и их уволят. Подобные опасения остановят лишь тех, кто не созрел для практики, у кого еще нет острой необходимости в глобальных переменах, в познании и очищении себя. Однако у зрелого человека нет подобных страхов, как и выбора тоже нет.

Поэтому когда мы ставим себе цели в практике, в этом содержится самообман – ведь цель не будет нами достигнута. Она не будет достигнута нашим прежним «я».

В то же время, совет не ставить цели в начальной практике также будет ложным. Он не применим для начинающих практиков – их ум превратит этот совет в призыв к бездействию. В состоянии начинающего практика сознание испытывает только два состояния – это действие ради достижения осмысленной цели (результата) или же бездействие. Если выбирать из этих двух возможностей, то для старта практики полезнее действие ради несуществующей цели-миража, чем бездействие.

На следующих ступенях практики мы познаем состояние сознания, которое можно охарактеризовать как активное бездействие или как действие без активности. Это не действие, и не бездействие, и не среднее между ними. Это состояние, которое лежит в совсем другой плоскости взаимодействия с миром, поскольку этому состоянию соответствует иное «я», чем то, что было сформировано социумом пока мы росли и взрослели.

Практикующие люди приходят к нему в любом случае, какими бы техниками ни занимались (если практика настоящая). Однако прямой практикой, которая указывает на это состояние, является практика непривязанности к результатам своих дел.

Результатами наших действий могут быть не только зримые материальные объекты или факты, но и незримые «моральные удовлетворения».

Давайте посмотрим, как привязанность к результату заставляет человека испытывать деструктивные эмоции.

Мы не будем рассматривать примеры привязанностей к материальным объектам (это слишком просто). Рассмотрим пример из интеллектуальной сферы.

Мы проявили инициативу и предложили начальству усовершенствовать какой-то бизнес-процесс компании. Начальник нас выслушал, а потом сказал, что все это лишнее и сделает взаимодействие подразделений еще более запутанным. Видимо, начальству просто было лень вникать в наше изложение. Мы очень огорчились, ведь мы вынашивали эту идею полгода – анализировали, моделировали, сделали презентацию и т.д.

Но какой же был сюрприз, когда через пару недель, мы услышали это предложение на Совете Директоров за авторством нашего начальника! Директоры департаментов высоко оценили это предложение, президент компании даже отметил, что это яркий пример инновационного подхода к бизнесу и что на таких людей всем надо равняться.

В этой ситуации мы испытали целый спектр деструктивных эмоций – от жалости к себе до зависти начальству. Некоторые из нас доходят и до ненависти к Богу: «Ах, как же несправедлив этот мир!»

В целом, понятно, что произошло и по какой причине – мы были привязаны к результату нашего интеллектуального труда, и поэтому нас сильно задело произошедшее.

Однако гораздо важнее понять, что деструктивные эмоции в этом примере ничуть не более деструктивны, чем позитивные эмоции в случае противоположного развития событий – в случае одобрения нашего предложения с последующей просьбой выступить с презентацией на Совете Директоров.

Основной вопрос этого эпизода состоит в том, кто этот «я», который оценивает степень позитивности событий? И кто будет конечным потребителем этого «позитива»?

Увы, потребителем «позитива» будет гордыня. И в результате каждого потребления она только крепчает.

Такие процессы отдаляют нас от практики.

Так что же делать? Не генерировать идей? Не предлагать инноваций на работе?

Это будет вариант бездействия. Но практика не приемлет бездействия. Бездействие рождает лень. А практика – это ежедневный труд. Значит, надо действовать. Но как действовать и не переживать за результат нашего труда? Значит ли это, что надо наплевательски относиться к работе?

Наплевательское отношение к работе – это безответственность. Практика не совместима с безответственным поведением.

Нам поможет ориентация на процесс! Ведь самоанализ наших эмоций – это только одна сторона медали практики действия.

Конечно, когда нас хвалят, нам меньше всего хочется анализировать свое отличное настроение, рожденное похвалой. Мы наслаждаемся. Но такое наслаждение скоротечно, поскольку оно подпитывает рост гордыни. И следующим эпизодом уже будет случай, когда кто-то ее заденет, вызывая у нас болезненные ощущения.

Практика непривязывания к результату – это другая сторона медали практики действия. Мы можем эпизоды нашей жизни подвергать «двойному удару»: с одной стороны, самоанализ эмоций и психических процессов, с другой – абстрактное внутреннее усилие по «отвязыванию» своего «я» от плодов наших трудов (в т.ч. идей, рожденных в нашей голове).

Помощником в этом может выступать внушение себе, что все идеи мира существуют независимо от нас. Не мы их источник, не мы порождаем их. Все, что мы делаем – это выхватываем их своим вниманием из поля мимолетных мыслей и транслируем с помощью мозга в поле вербального знания.

Еще раз о практике действияПоэтому никакие идеи нам не принадлежат. И только наша гордыня заставляет нас считать себя творцом идей. Кстати, умнейшие из ученых это понимали. Пользуясь высоким интеллектом и глубоким вниманием, они неоднократно наблюдали в себе процесс появления идей и пришли именно к такому выводу – идеи мы не рождаем, мы их вылавливаем. Можно, конечно, сказать, что великие ученые были не такими уж великими и не такими уж умными (по сравнению с нами), поэтому их выводам не стоит доверять. Но какому «я» будут принадлежать подобные рассуждения?

Другой помощник – это постоянное напоминание себе, что мы делаем это дело не для себя, а для других.

Мы не для себя разработали более оптимальные бизнес-процессы – не для того, чтобы нас зауважали, не для того, чтобы нас похвалили. Мы сделали это для того, чтобы компания стала более комфортной для сотрудников, а также для бизнеса, который получит некоторые конкурентные преимущества в случае, когда человеческий ресурс не будет расходоваться на поддержание лишних процедур.

Если мы это делали не для себя, то и потребителем будем не мы. И тогда у нас не будет повода защищать наше «авторство» (и прождать в себе деструктивные эмоции).

Кто-то подумает, что если мы не будем продвигать себя начальству, то потеряем положение в компании и упустим карьерный рост. Кажется, что это взаимосвязанные вещи. Но в то же время, есть еще один процесс – это формирование своего статуса в компании за счет иных технологий, находящихся в другой плоскости воздействия на окружающих. И я имею в виду воздействие в виде радости и легкости, которые будут получать сослуживцы от общения с нами. Я имею в виду дарение окружающим нашего хорошего настроения и жизнерадостности без всякой корыстной заинтересованности.

Безусловно, такая технология должна не заменять, а дополнять нашу безупречность в выполнении должностных обязанностей. Надо заменить хитрость и расчетливость на открытость и простоту.

Третий помощник – ориентация на процесс. Мы ориентируем внимание на процесс выполнения какого-то дела. Мы не стремимся к результату, к завершению этого дела. Мы исключаем из внимания конечную цель действия. Пусть целью для нас станет само выполнение действия. Так мы начнем выполнять действие тщательно и скрупулезно, но не для того, чтобы его сделать, а для того, чтобы его делать.

Если результатом действия для нас станет сам процесс его выполнения, то мы не сможем быть привязаны к тому, что будут считать результатом другие. Для нас результатом станет совсем иное, а потому и не будет драки за присвоение результата – все останутся довольны. На каком-то этапе кто-то будет вас считать глуповатым, из-за того, что вы так легко отказываетесь от драки за право присвоить чужой (ваш) труд, кто-то будет радоваться, что ему удалось так хитроумно вас обвести вокруг пальца. Но вы будете знать, что война состоит совсем не в этом. Проигрывая несуществующие битвы, уступая вымышленным врагам миражи (плоды трудов), вы будете побеждать в основной войне за вашу свободу – за чистоту и силу вашего сознания, за духовное возрождение.

Кто-то подумает, что такой подход может снизить эффективность выполнения профессиональных обязанностей, поскольку в современном бизнесе пропагандируется ориентация на результат. Но это не так. Для практиков все происходит наоборот.

Обычно люди обладают поверхностным блуждающим вниманием. Оно им не подчиняется и все время за что-нибудь цепляется, на что-нибудь отвлекается. Концепция ориентации на результат призвана хоть как-то сфокусировать разбросанное внимание на выполнение поставленной задачи. Так в сотруднике воспитывается навык исключать из внимания побочные факторы и второстепенные дела, которые не ведут к цели, но к которым постоянно «прилипает» внимание.

Однако наш подход сильнее. Мы отбрасываем все ненужное тем, что ориентируем все внимание на выполнении процесса, который, разумеется, неминуемо породит результат. В совокупности со смежными практиками по усилению концентрации, эффективность труда у нас будет гораздо выше. Конечно, это получится не сразу. Потребуется время, чтобы мы в достаточной степени овладели своим вниманием и новой технологией ведения дел. Такой подход открывает возможность «уходить» в само действие безраздельно, но без привязывания своего «я» к результатам.

В современной бизнес-среде невозможно все внимание уделять только одному процессу, поскольку человек является звеном (участником или управляющим) одновременно нескольких процессов, порой даже нескольких десятков. Приходится постоянно переключаться между разными процессами, однако эта задача выполнима в рамках данной практики. Главное – это держать в сознании не стремление попасть в конечный пункт поставленной задачи (и тем самым считать его своей личной целью), а концентрировать внимание на выполнении того процесса, которому сейчас требуется уделить внимание.

Что немаловажно, в этой практике мы будем не только менять наше «я», но и повышать свою эффективность как члены общества.

Ну, и наконец, четвертый помощник – это осознание того, что мы практикуем не для себя сегодняшнего, а для того «себя», который возродится из нас в результате нашей практики. Ведь наше сегодняшнее «я» трансформируется и физически не сможет быть потребителем бонусов от нашей практики. Однако, когда мы превратимся в «другое я», мы будем делать уже другую практику, которую мы также будем делать не для этого «другого я», а для того, которое возникнет на его основе в результате этой «другой практики».

Так, в ко 4000 нечном итоге, окажется, что мы практикуем для Бога, который, разумеется, всегда рад любым нашим усилиям по возвращению нас к человеческому состоянию.

Мы практикуем для Бога – это понимание и есть четвертый помощник в нашей практике обретения целостного «я».

* * *

В контексте этой беседы будет уместным осветить еще один вопрос, связанный с правильным пониманием Пути.

Целью усилий в практике, результатом работы над собой не могут выступать такие замечательные вещи, как Свобода, Рай, Бог, Истина и т.д.

Многие великие мастера говорят, что целью практики может быть только сам Бог (Нирвана, Рай, слияние Внешнего и Внутреннего). Это верно, но в то же время, это лишь способ обозначить нечто необозначаемое. Эта риторика верна, поскольку порой возникает необходимость говорить об этих вещах. Но что из нашего жизненного опыта стоит за этими словами?

Как хорошо, что в контексте этого повествования мы можем расставить все точки над i в этом вопросе. Целью истинной практики может выступать лишь сама практика. Результатом нашей работы над собой должен выступать сам процесс работы над собой. Поэтому и поговаривают «злые языки» о бесконечности Пути. Пусть это вас не расстраивает заранее.

Любой конечный объект на Пути не будет его частью, но только Всевышнему дано определить для нас, когда наш Путь будет окончен и как это будет выглядеть. Если же мы эту привилегию захотим оставить себе, и будем сами определять себе цели практики (Рай, Бог, Нирвана, Абсолют), то однажды мы начнем не практиковать, а идти вслед за миражами нашего ума.

Поэтому если нашей целью будет само возделывание Пути, ежедневный труд по культивированию тотального очищения себя, то мы будем идти в верном направлении.


Автор:
Илья Бондаренко
happybasket.ru
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
Приветствую всех пользователей и Добро Пожаловать на сайт!